«Мы сделаем все, чтобы люди почувствовали себя в своей стране защищенными»

Наша справка

Петр Эммануилович Порческусекретарь районной партийной организации с  десятилетним стажем; дважды избирался депутатом Парламент РМ, в разные годы возглавлял Стрэшенский район, был префектом, представителем Госканцелярии правительства в регионе; ныне заместитель председателя района Стрэшень.

Наш корреспондент беседует с кандидатом в депутаты Парламента РМ Петром ПОРЧЕСКУ

– Петр Эммануилович, для чего вы идете в парламент?

– Чтобы вернуть власть в Молдове в правовое поле и навести в стране порядок. Я, как и многие граждане Молдовы, устал от беспредела молдавских олигархов. Незаконным путем они пришли к власти, чтобы презирая все законы, прибирать все, что им приглянется, к рукам, и таким же незаконным путем пытаются сегодня эту власть за собой сохранить, обманывая народ. Вы видели, какой спектакль под названием «праймериз» устроила Демпартия Плахотнюка с выдвижением кандидатов в депутаты? Для чего все это? Чтобы, опустив занавес и наплевав на мнение своих избирателей, включить потом в список тех же олигархов!

За коррупцию депутатский корпус вывел из парламента Владимира Плахотнюка, причем, с должности вице-спикера, а сегодня он сам вновь себя ввел в список кандидатов в депутаты и идет вторым после Мариана Лупу! Второй коррупционер от Партии либерал-демократов Влад Филат вообще возглавил список. Никак не хочет уступать он своих позиций во власти. И плевать Филату на мнение европейских чиновников, которые деликатно указали ему на нежелательность баллотироваться в парламент после коррупционного скандала с лишением его статуса премьер-министра!

Ни в одной стране нет первых лиц в государстве, которые при этом вели бы свои многомиллионные дела в бизнесе. Это запрещено законом. При Воронине-президенте каждый принятый в парламенте закон проходил проверку на коррупционную составляющую, чтобы он не мог каким-либо образом лоббировать интересы узких групп людей. А что мы имеем сейчас? Мало того, что хорошие законы, принятые при Воронине, не работают, так их еще подстраивают под ситуации! Посмотрите, что делается в Стрэшенском районе: начальники трех служб – кадастровой, экологической и санитарно-эпидемической – будучи избраны в районный совет, не сдали свои мандаты, остались советниками, и теперь на заседаниях Совета продвигают свои интересы. Все направлено на обогащение. Каждый стремится что-то урвать. Недавно стадион у молодежи отняли. Строительный магазин там построили. Кто-то наладил свой бизнес по скупке сельскохозяйственных земель. А о рядовых гражданах подумать некому. Резервный фонд района уже исчерпан, хотя до конца года осталось еще больше двух месяцев. Нет средств и на решение таких важных проблем, как обеспечение чистой питьевой водой и канализацией, газом…

– А попробуй покритиковать их, врагов не оберешься?

– Критикуют! Но только на кухнях, и шепотом. Люди боятся за себя. За своих близких. Потерять работу боятся. В свое время либерал-демократы выставляли перед выборами Воронина эдаким коммунистическим монстром. Хотя монстром Воронин выглядел разве что для преступных группировок, которые при нормально действующей власти все до одной сидели на нарах. Помните проект «Voteaza fara frica!» перед парламентскими выборами 2009 года, где пугалом для избирателей служил наскоро состряпанный фильм о сталинских депортациях. За его основу слуги Филата взяли подтасованные фотографии людей из освобожденных после Второй мировой  войны концлагерей, которых выдавали за репрессированных коммунистами граждан. Мы хорошо помним лозунги тех лет: «Comunistii la gunoi!», «Mai bine mort, decit communist». Еще раз оседлать конька антикоммунизма сегодня уже не получится – эти лозунги исчерпали себя. Народ уже не хочет зрелищ – он хочет хлеба.

– А хлеба нет! Нет в том смысле, что доведенные до отчаяния пенсионеры, вынуждены сегодня брать его в магазинах в долг, рассчитываясь с продавцом после получения пенсии. Недавно с таким случаем корреспонденты «Коммуниста» столкнулись в коммуне Лэпушна, на родине Филата. Причем, жалуясь нам на доставшую их власть, люди боялись называть свои имена. И это в коммуне, где 80% населения отдало свои голоса Либерально-демократической партии!

– Ну, вряд ли на этих парламентских выборах они будут голосовать так же. Если он в своей родной коммуне не построил маленькую страну «без бедности», то как можно рассчитывать на то, что он построит ее во всей республике. Так расколоть общество, как сделали это Демократическая и Либерально-демократическая партия на пару с Либеральной, смогла только коалиция зла. Сегодня ни один человек в нашей республике не чувствует себя защищенным. Суды, Прокуратура, СИБ – все защищают чиновника-вора. Конституция втоптана в грязь.

– При Воронине все было иначе. Я помню, как в году 2005-м старушка в троллейбусе дерзко отвечала какому-то особо рьяному националисту: «На каком языке хочу, на таком и разговариваю!». Заметьте: и это при том, что наши оппоненты, да и некоторые бывшие коллеги, ставят Воронину в упрек то, что при своей власти он не узаконил статус русского языка как второго государственного.

– Однако фактически русский язык в общественной среде чувствовал себя вполне комфортно. Вы же не станете это отрицать? К Закону о функционировании языков на территории Республики Молдова добавились такие документы, как Постановление Парламента РМ об утверждении Национального плана действий в области прав человека. В 2003 году был принят Закон об утверждении Концепции национальной политики Республики Молдова. Они давали гражданам право учиться на родном языке, быть избранными во все органы власти. Статья 24, к примеру, Закона о функционировании языков лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, давала право на пропорциональное представительство в структурах исполнительной и судебной властей всех уровней, в армии, органах правопорядка.

Все документы, принятые в «высоких» кабинетах, переводились на русский язык. Сам вопрос об ущемлении прав национальных меньшинств не возникал. А если и возникал, то быстро решался. Для Воронина важно было спокойствие в обществе. Он вообще опытный, договороспособный политик. В 2002 году, когда ХДНП Юрия Рошки установила перед парламентом свои палатки, он постоянно вел диалог с оппозицией, умел идти на компромиссы, мог поделиться властью. При коммунистах все ключевые должности в Центральной избирательной комиссии, в Счетной палате, в Координационном совете по телевидению и радиовещанию были отданы оппозиции. Ни один оппозиционный телеканал не был закрыт. А Юрий Рошка получил пост вице-спикера. В июне 2009 года он становится вице-премьером, где отвечает за силовой блок в молдавском правительстве: Министерство внутренних дел, Министерство обороны, Центр по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией (ЦБЭПК), Таможенную и Пограничную службы, Агентство материальных ресурсов, государственных закупок и гуманитарной помощи». Что еще к этому добавить?

– Все это в прошлом. Но верите ли вы, что коммунисты могут вернуться во власть, подвинув на выборах всех нынешних проходимцев от политики и пройдох?

– Верю! Я верю в то, что мы можем взять большинство, и даже конституционное большинство! Сегодня даже наши оппоненты утверждают, что при коммунистах жилось лучше. Мы чувствовали себя увереннее в жизни, мы получали вовремя зарплату, пенсию, и знали, что она будет расти. И что ты не можешь потерять работу по политическим мотивам. Когда мы пришли к власти, правительство Брагиша еще полгода работало почти в полном составе. Это о чем-то говорит! И если бы коммунисты задержались во власти еще лет на 5-6, очень многое могло бы измениться. Мы шли по пути развития Беларуси, успехи которой сегодня признают все молдавские политические партии. И мы многого могли бы добиться.

Мы все с одного фундамента поднялись: и Украина, и Беларусь, и мы. Но в Беларуси люди, которые были у власти, душой болели за свою страну. А у нас у кого болела? У президента Снегура, который чуть не привел страну к гражданской войне? Второй президент Лучинский не лучше: он развалил экономику, зарплату мы получали калошами. Только с третьим президентом нам повезло: мы начали выходить из болота на твердую почву. Я верю: мы придем к власти. Но мы получим разворованную и нищую страну. И нам придется очень много работать, пока людям станет легче жить.

– Стрэшенские избиратели готовы голосовать за коммунистов?

– У нас многие жалеют, что воронинцы утратили власть. Но открыто агитировать за нас боятся. Говорят: «С бандитами шутки плохи». Вот до чего мы дожили! Но люди уже привыкли и к электоральным подачкам, и к концертам. В душе они готовы за нас проголосовать. Обидно, что принятый парламентом закон против подкупа избирателей не работает. Электронное голосование европейские эксперты предлагали внедрить за полгода. Еще лет пять назад. Но его не хотят люди у власти. Она не позволит им подтасовывать результаты выборов. И второе: подтасовку на электронных носителях скрыть невозможно. Это непременно должно повлечь уголовную ответственность. А кому хочется за такой «пустяк» сесть на нары?

– Странно, что европейцы перестали настаивать на электронном голосовании.

– Ничего странного. Эта власть должна вернуть им кредиты. И потому им важно сохранить ее любой ценой.

– Как вы относитесь к Соглашению об ассоциации с ЕС, подписанном премьером Лянкэ?

– Оно сделало нашу страну колонией ЕС, поскольку законы Евросоюза превыше наших. Как нам придется далее жить, будут решать за нас другие. Это диктат.

До подписания Соглашения утверждали, что Молдова находилась под диктатом Москвы, хотя этого диктата никто особо не чувствовал. Выходит, те, кто организовал «революцию» на площади, привели нас сегодня к другому диктату – Брюсселя, который для нас вообще неприемлем. Ни по религиозным соображениям, ни по каким-то другим. Почему мы должны терпеть разгул сексуальных меньшинств?

Наша власть в угоду Брюсселю поторопилась сменить в законе такие понятия, как «отец» и «мать», заменив их бестелесным словом «родители», которые, надо полагать, могут быть и однополые? А это уже шаг к усыновлению детей гомосексуалистами. Если у нас будет внедрена, как в некоторых западных странах, ювенальная юстиция, детей теперь очень легко будет отнять у их кровных родителей – для передачи в другие семьи, в том числе и гомосексуальные. И уж поверьте, там права гомосексуалов защищать умеют! Мы этого для себя хотим? Вот почему коммунисты в своей борьбе против некоторых европейских законов становятся в один ряд со священниками. Мы защищали и защищать будем свои святыни. Не для того мы восстанавливали церкви и монастыри, чтобы их оскверняли чужеземцы!

Подписанным Соглашением недовольны и сельхозпроизводители. То одно Европа им не разрешает, то другое. Но тогда какое же мы суверенное государство? И какие мы хозяева в своей стране? Одни слова! Плохо, что людей оставили без выбора, не посоветовались с ними. Зачем тогда утверждать, что для них это благо? А нужно это соглашение, прежде всего, соседней стране – Румынии. Потому что если мы выберем путь в Таможенный союз, то не видать им земли молдавской, как своих ушей. А это Соглашение, как утверждал Бэсеску, и как премьер Понта сейчас обещает, до 2018 года дает Молдове право хорошо подготовиться для объединения этих двух стран.

Одним словом, нынешняя власть очень настойчиво подводит всех нас, тех. кто согласен с ней и кто не согласен, к уничтожению нашего государства, к поглощению его другим – Румынией…

– И наш молдаванин это стерпит?

– Вот это и выводит меня из себя. Не привыкли наши люди постоять за себя. Они тешат себя мыслью, что «нет, не будет этого», другие надеются на нас. Но события на Украине доказывают: эта позиция не лучшая. Помните, как устанавливалась нынешняя власть в Киеве? 350 тысяч человек на майдане решили судьбу… 43 миллионов жителей Украины! Просто организаторы путча не захотели ждать законных президентских выборов, намеченных на 2015 год, которые не известно, чем бы закончились. И поторопились организовать майдан. И этот пожар очень быстро охватил самые чувствительные юго-восточные регионы страны.

– Но у нас совсем другая ситуация. Нам представился уникальный шанс – законным образом 30 ноября поменять власть в стране.

– Я думаю, люди им воспользуются. Особенно, если наши агитаторы перед этим хорошо поработают. В нашей партийной организации люди достаточно опытные. Они настроены на победу. В каждом селе есть партийная организация, причем, не такая, как у Демократической партии, когда членами ДПМ они объявляют всех пришедших в Дом культуры. У нас к принятию в партию индивидуальный подход. Люди приходят к нам по убеждению, они наши единомышленники. К слову: с прошлых выборов наша организация удвоилась. Она выросла до 650 человек. Но кроме людей с партбилетами, у нас немало сторонников, которые приходят на наши открытые собрания. И это тоже наш боевой актив. Они хорошо понимают задачи, которые стоят перед ПКРМ. И мы можем на них вполне надеяться.

– Оппозиция лжет своему электорату, что коммунисты своими действиями могут спровоцировать молдавский майдан. Что на это ответите?

– Это не наш почерк. Коммунисты по всем важным вопросам будут советоваться с народом, заручаться его поддержкой. И, в зависимости от итогов референдума, выстраивать свою жизнь, учитывая интересы всех групп населения. Захочет большинство в Таможенный союз – будем строить отношения с ним. Но на законных основаниях, без упрека на самоуправство. Что касается Евросоюза, то денонсировать Соглашение с ЕС не так уж легко, как считает Додон – по нему есть обязательства, взяты кредиты. Но если выбор – Таможенный союз – будет через референдум населением определен, мы сможем по-доброму договориться и с Евросоюзом. И тогда решится вопрос и с экономикой Молдовы, и с Приднестровьем. Вот критиковали Воронина за срыв плана Козака и последовавшее за ним эмбарго на вина. Но с 2009 года либеральная власть Молдовы сама закрыла все оставшиеся винзаводы. И только умные гагаузы остались на коне. Они поехали в Россию и договорились! Шесть винных фирм сегодня прекрасно работают на рынках России, Беларуси и Украины. А мы больно «умные»!

– Скорее, амбициозные. И недальновидные.

– Обидно, что во главе правительства сидит дипломат со специальным образованием. И этот дипломат вместо того, чтобы гибко и грамотно решать вопросы на всех направлениях, без решения парламента – хотя у нас парламентская республика – без мандата народа, не консультируясь ни с кем, берет на себя лично ответственность подписывать Соглашение с Евросоюзом. Да какое юридическое право он имел, этот горе-дипломат, ведь документом полностью изменен вектор развития страны. А на это нужен мандат народа! Когда мы, коммунисты, настаивали в парламенте на референдуме, нам ответили: «Народ глупый, он не разбирается в этом». Значит, когда надо выбирать в парламент Филата, Плахотнюка, Гимпу и Фусу, народ хороший – он умный. А для выбора курса страны он не годится! Один крестьянин по этому поводу очень хорошо заметил: «Вот придет в село кто-то из этих депутатов, народ обязательно спросит его: ты за педерастов голосовал? Если да, то вон отсюда, чтобы мы тебя больше не видели!».

– Вернемся к выборам. А если гипотетически предположить, что большинство в парламенте получит Додон и Соцпартия?

– Вот тогда будет точно майдан, как на Украине, который не известно чем кончится. Потому что социалисты без референдума заявили: идем в Таможенный союз. На мой взгляд, если бы президент Украины Янукович провел референдум, как он того поначалу хотел, он бы заручился поддержкой народа. И тогда протестом киевлян не воспользовалась бы кучка проплаченных негодяев из киевского олигархата, сыгравшая на чувствах националистов-бандеровцев.

Единственный шанс приостановить процесс ликвидации Республики Молдова есть у коммунистов. Остальные партии – это чьи-то проекты. Додон амбициозен, и амбиции его превалируют над здравым смыслом. К тому же у него недостаточно политического опыта. И нет морального стержня. Предавший однажды предаст много раз. Тяжело шли выборы в прошлый парламент. Но их результат был бы лучше, не вмешайся Додон, предоставивший голоса своих коллег для выбора президента-антигосударственника. Эта же партия обеспечила кворум своим сидением в зале партиям власти, когда они подписывали в парламенте договор об ассоциации с ЕС, оказав поддержку реальному хозяину партии социалистов – Владу Плахотнюку. Мы, коммунисты, считаем это голосование в парламенте предательским, антинародным. И антиконституционным.

В целом у нас есть опыт проведения выборов. Мы в этом не новички. К выборам готовимся еще с прошлых выборов. Рассчитали свои силы на всех избирательных участках: имею в виду представителей партии и наблюдателей. Инструктируем их, делимся опытом. Рядом с опытными партийцами находится молодежь. Мы доверяем ей.

Перед нами сейчас стоит задача убедить «работающую гвардию» перестать бояться. У нас сейчас есть реальный шанс что-то изменить в стране. Мы не должны упустить его.

– Кто еще, кроме вас, баллотируется в списках кандидатов в депутаты от Стрэшенского района?

– Примар коммуны Гелауза Мардарь Ефим. Это человек зрелый, бывший военный, работает уже третий созыв примаром. Секретарь парторганизации, член бюро райкома партии. И по «центральному» списку прошла нынешний депутат Галина Балмош. Она по профессии учитель и юрист. Если говорить в целом о нашем списке кандидатов, то он обновленный, есть в нем много молодых. Никто не может упрекнуть нас в том, что это партия «прошлого». Это партия будущего. Команда кандидатов разнообразна по национальному составу, как всегда, в ней много женщин. Какая она по своей структуре в республике, так же представлена и в списке. Ни у какой партии нет такого национального разнообразия! Я рад, что в списке кандидатов в депутаты на этот раз много секретарей районных партийных организаций. Эти люди дорожат своим именем. У них есть авторитет, они чувствуют ответственность перед теми людьми, которые их выдвинули, их нельзя переманить в другую партию, они не могут предать наше общее дело. Я уверен: вместе с будущим руководством района наши депутаты обязательно сдвинут все местные проблемы с места, потому что они люди совестливые, потому что с них спросится. Отчеты депутатов в партии коммунистов еще никто не отменял.

Жаль, конечно, что за прошедший созыв не удалось принять в парламенте выработанные нашей фракцией законопроекты, среди которых пакет предложений по решению социальных проблем. Но время, проведенное в оппозиции, не прошло для нас даром. Мы надеемся, что большим числом – если не подведут наши избиратели, – в новом созыве нам удастся их принять. И не только принять, но и воплотить в жизнь. У нас есть команда профессионалов с административным опытом. Пора уже им взяться за работу!

Мы хотим добиться преемственности в государственных делах. Нельзя каждый раз начинать все с нуля. Мы хотим заставить законы работать. Мы хотим вернуть страну в правовое поле. Только так человек может почувствовать себя под защитой государства и захочет что-то хорошее для этого государства сделать. Молдова должна стать родиной для всех ее граждан, с представительством этих граждан в правительстве. И мы обязаны обеспечить им достойную жизнь.

Интервью взяла Мария БУИНЧУК.